Воспоминания о моем Учителе — профессоре Тишине А.И. к 70-летию со дня рождения

IMG_0223к.ф.н., Т.М. Эгембердиев

Воспоминания о моем Учителе — профессоре Тишине А.И.

к 70-летию со дня рождения

Тишин Алексей Иванович, был мне не только научным руководителем формально, но и наставником по жизни, как личность, как мудрец. Я впервые познакомился с Алексеем Ивановичем еще будучи студентом философского факультета Кыргызского национального университета. Две курсовые работы, дипломная и кандидатская диссертации по синергетике были написаны мною под руководством Алексея Ивановича. Еще будучи студентом, мною были опубликованы три статьи в материалах научных конференций: одна из них международная, проходила в г. Алматы. Мы даже съездили на эту конференцию втроём: Алиева Г.М., Тишин А.И. и я. Наши совместные работы были опубликованы в Томске, в Ростове на Дону, в Москве. Все это было мною достигнуто под чутким руководством Тишина.

После знакомства с Алексеем Ивановичем, образовался небольшой кружок по синергетике в составе: Тишин Алексей Иванович, Алиева Гулипа Мукашевна и я. Я с жаждой слушал речь Алексея Ивановича и их обсуждения с Гулипой Мукашевной. Обсуждения часто проходили в кабинете на кафедре социологии и заканчивались далеко за полночь. После таких обсуждений рождались статьи. Таких научных бесед было очень много, некоторые из них проходили даже дома у профессора Тишина, при этом совместно поедая борщ, очень вкусно приготовленный супругой Алексея Ивановича — Еленой Александровной. Не будь таких бесед, не знаю, как могла сложиться моя судьба, как бы шло мое становление, как ученого. Эти научные беседы и рассуждения стали для меня фундаментом в образовании моей академической культуры.

Для нашего поколения — студентов и аспирантов — Алексей Иванович Тишин в первую очередь была университетским профессором, читавшим лекции по Философии. Но даже им, знавшим Тишина только по учебному процессу, есть что вспомнить о яркой, запоминающейся, неординарной и неповторимой личности выдающегося ученого.

Тишин А.И. был замечательным лектором, его было очень интересно слушать. Сложные для понимания студентов философские и научные мысли, он мог объяснить доступными словами и аналогиями.  А его вопросы, обращенные к аудитории заставляли мыслить молодых ученых. Студенты и аспиранты с удовольствием посещали его занятия. Семинары и практические занятия он переводил в креативные маленькие исследования, после выполнении которых, студент становился, как бы, «маленьким» ученым. После таких лекционных и семинарских занятий сдавать экзамены было легко, но, с другой стороны, было и трудно, поскольку Алексей Иванович был строг и принципиален.

Главное требование Алексея Ивановича по отношению ко мне было: «Писать много». Что бы я не обсуждал с Тишиным, он требовал «Талант, пиши…». Только так можно было плодотворно делать результаты в написании рукописи диссертации. Алексей Иванович даже давал советы, как развивать навыки письменной речи, давал эффективные приемы и упражнения. Алексей Иванович постоянно щедро делился секретами научной работы: например, как правильнее и эффективнее делать выводы в исследованиях, как проводить сравнительные параллели двух или нескольких научных направлений. Мы сделали очень много совместных докладов на конференциях.

Вклад Тишина А.И. в образование, в науку Кыргызстана велик. Его влияние на развитие теории систем было многосторонним в тематическом отношении и разнообразным по своему характеру.

Им был введено в Кыргызстан новое научное направление – синергетика в социологии. Втроем с Алиевой Г.М., мы синергетику изучали и старались применить в математике, в химии, в физике, в социологии, а также в истории философском мысли, в антропологии, в психологии, в логике и в духовной практике Востока. Мы даже сделали первую попытку провести синергетический анализ миропредставления кыргызов — тенгрианства. Именно за этим я и поехал в Москву и нашел много работ в диссертационных залах и библиотеках по тенгрианству – как мировоззрению центрально-азиатских народов.

Алексея Ивановича приглашали в Россию и на административные должности, и для участия в научных проектах и исследованиях, но он всем отказывал, считая, что он должен трудиться в Кыргызстане. Он никогда не говорил пафосных фраз, но он сильно любил Кыргызстан.

Алексей Иванович показывал мне свои труды: социологические исследования, проведенные им в советское время о социальных процессах, протекающих в коллективе Токтогульской ГЭС. В других своих работах он описывал: какие социологические процессы происходят во внутренней миграции Кыргызстана и как формируется город Бишкек. Вместе с академиком Оморовым Р.О. мы проводили исследования, с использованием синергетического подхода, давали оценку происходящим хаотическим процессам и находили порядкообразующую, так сказать аттракторную структуру, в современных социальных системах.

Видеть мир и жизнь в научном описании Алексея Ивановича, было не просто интересно, но и очень занимательно. Гуляя по улицам Бишкека, видеть синергетические модели в поведении людей; читая газету Вечерний Бишкек, видеть фрактальные системы в обществе; общаясь с друзьями и со знакомыми, находить в речи аттракторные структуры личности. Всё это было волнительно и радостно, возникало даже какое-то ощущение детского счастья, от того, что мог видеть, как научные и философские мысли и модели научиться видеть в реальной жизни.

Алексей Иванович мог бы еще очень много сделать для науки, для Кыргызстана, если бы так рано не ушел из жизни. Встреча с такими людьми, как Алексей Иванович, в силу масштаба их личности, сопричастность с их судьбой обязательно меняет что-то в нас самих. А поэтому, пока мы живем, они живут в нас, в наших мыслях и поступках. Память о блестящем и заинтересованном в учениках Учителе, смелом и преданном делу науки Ученом, неповторимом Человеке — Алексее Ивановиче Тишине — будет храниться в моем сердце.

Для меня Алексей Иванович является судьбоносным человеком, он определил, сформировал и сфокусировал мою судьбу, и я благодарен жизни, что встретил на своем пути Алексея Ивановича, что встретил Учителя с большой буквы!